13.09.18. Статья от Владимира Донецкого.

13.09.2018 02:30 / Сводки от ополчения Новороссии

«На Украине открывается новый фронт.
Русская православная церковь может разорвать отношения со Вселенским патриархатом в Константинополе, если тот предоставит автокефалию православной церкви Украины.
С чего всё начиналось.
В 1686 году Вселенский Патриарх Дионисий IV и Священный Синод Константинопольской Церкви издали Томос о передаче Киевской митрополии в каноническое ведение Московского патриарха. Однако тогда, как и сейчас, этот вопрос был слишком заполитизирован, поэтому обстоятельства издания этого документа вызывают споры среди ученых, церковных и политических деятелей.
Сегодня на Украине сложилась ситуация, в которой сосуществуют три церкви, называющие себя православными: Украинская православная церковь Московского патриархата (УПЦ МП), Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП), Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ).
Признанный канонический статус имеет Украинская православная церковь в составе Русской православной церкви (Московского патриархата). Что же собой представляют две другие?
УАПЦ появилась после революции 1917 года в Российской империи в результате движения за отделение православной церкви в ряде епархий Юга России от российской государственной власти. Но после Великой Отечественной войны была практически полностью поглощена УПЦ МП. И только в 1989 в львовском Петропавловском соборе было официально провозглашено её восстановление.
УПЦ КП возникла ещё позже — в ходе раскола в 1992 году в результате действий митрополита Филарета, бывшего предстоятеля УПЦ МП, которого поддержало новое руководство независимой Украины. Учредительный собор состоялся 25-26 июня 1992 года в Киеве.
Фактически сложилась ситуация, в которой обе православные церкви Украины, декларирующие свою этническую направленность, не являются признанными и легитимными в международном православии.
Изменить это состояние пытались ещё со времен Виктора Ющенко, когда была придумана «схема», по которой автокефалию и каноничность «украинской поместной церкви» дарует Вселенский Патриарх Варфоломей из Константинополя, опираясь на сложность событий XVII века и неоднозначность подчинения церковных институтов. Но эта мысль не была поддержана самим Вселенским Патриархом и долгое время никак не реализовывалась.
Идея создания собственной церкви заиграла новыми красками при действующем президенте Порошенко. Он, делая ставку на националистов и строя свою политику на максимальном отдалении от всего русского, включил вопрос веры в свою программу.
В 2016 году Верховная рада обратилась с посланием к Константинопольскому патриарху с призывом о предоставлении автокефалии украинской церкви. Однако в тот момент это послание осталось фактически без ответа, а представители Варфоломея прямо говорили о том, что его отношение к попыткам быть втянутым во внутриукраинские политико-религиозные разборки — отрицательное.
Церковное же противостояние в послемайданной Украине протекает весьма активно. Оказавшиеся в фаворе новой власти духовные деятели УПЦ КП, заручившись помощью националистических сил, насильственно вынуждают целые приходы менять свою юрисдикцию.
Глава УПЦ КП заявляет свои права на святыни УПЦ МП, например, на Киево-Печерскую лавру. А государственная пропагандистская машина всячески разжигает религиозный конфликт, явно вмешиваясь в церковные дела, попутно нарушая свою же Конституцию.
Весьма красноречиво это показали масштабные Крестные шествия УПЦ МП, которые подвергались публичной обструкции, а принимавшие в них участие прихожане были заклеймены предателями и пятой колонной.
Новый виток церковного противостояния произошёл в 2018 году, когда Порошенко на встрече с представителями парламента объявил, что тоже будет обращаться к Вселенскому Патриарху Варфоломею с просьбой предоставить Украинской православной церкви Томос — разрешение об автокефалии или, иными словами, самостоятельность.
На этот раз работа с патриархом Варфоломеем, дабы убедить его поддержать автокефалию, шла на куда более серьёзном уровне, чем два года назад.
К ней уже подключились американцы.
Во-первых, посол США на Украине Мари Йованович встретилась с главой Украинской греко-католической церкви Святославом Шевчуком, который ранее выступал против создания единой поместной Церкви, но после этой встречи резко изменил свою позицию.
Во-вторых, 14 апреля в Турцию прилетел посол государственного департамента США по вопросам международной религиозной свободы Сэм Браунбек, который во время этой встречи совершил визит в резиденцию Константинопольского патриарха.
В-третьих, бывший посол США в Украине Джеффри Пайетт посетил Афон и по итогам встречи сделал объявление, что он обсуждал с настоятелями афонских обителей важные вопросы «православия во всём мире».
В-четвёртых, со стороны как американцев, так и украинской власти проводится работа с главой УПЦ КП Филаретом, которого убеждают уйти. Дело в том, что фигура Филарета является препятствием для реализации планов по расколу епископата УПЦ МП, так как он был предан анафеме за свою раскольническую деятельность.
Похоже, что на Вселенского Патриарха оказывается огромное давление и, прежде всего, через американские и канадские приходы, которые напрямую подчинены Константинополю. Этим же, скорее всего, и объясняется, что оба экзарха, направленные на Украину, прибудут туда из вышеназванных стран.
Что же уже произошло и как будет развиваться дальше.
7 сентября 2018 года Константинопольский Патриархат официально сообщил, что «в рамках подготовки решённого предоставления автокефального устройства Православной Церкви в Украине, назначил архиепископа Памфильского Даниила из США, а также епископа Эдмонтонского Илариона из Канады в качестве своих экзархов в Киев.
Это тут же вызвало крайне негативную реакцию со стороны Русской православной церкви вообще и УПЦ МП в частности. РПЦ пообещала предпринять ответные меры.
— Если Константинополь доведет до конца свой коварный план предоставления автокефалии, что это будет означать? Это будет означать, что автокефалию получит какая-то группа раскольников. Каноническая церковь эту автокефалию не примет. Мы в Русской церкви эту автокефалию не признаем, и у нас не будет иного выхода, кроме как разорвать отношения с Константинополем, — уже заявил глава отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион.
Так из-за политических амбиций под угрозой оказалось единство мирового православия. Ведь, в случае разрыва отношений РПЦ с Константинополем, из-под его юрисдикции, в которой находится почти триста миллионов человек, выйдет практически половина.
Поэтому вероятность быстрого получения самостоятельности украинской церкви под большим вопросом. Но есть «запасной вариант».
В современном православии экзархом обычно называют старшего епископа отдельного церковного округа (экзархата), расположенного за пределами страны основной юрисдикции данной поместной церкви, т. е. патриархата. Так, например, православная церковь в Беларуси является официально экзархатом РПЦ.
Поэтому возможно, что Константинополь даст Украине не автокефалию, а учредит экзархат — то есть филиал Вселенского Патриархата. И если автокефалия — это самостоятельная церковь, то экзархат — это подчинение, и намного более жёсткое, чем нынешняя связь УПЦ МП (которая — по сути — самостоятельная церковь) с РПЦ.
Такого развития событий уже не хотела бы и УПЦ КП.
Как заявили её представители, в данном случае звание или титул Экзарха означает лишь личные полномочия Вселенского Патриарха представлять его личность и Церковь, а такой, личный экзархат, следует отличать от другой — территориальной формы.
Скорее всего, Варфоломей попробует выйти из сложившейся щекотливой для него ситуации не только сухим, но ещё и с выгодой для себя. Воспользовавшись необузданной жадностью Филарета и бездумным пиаром Порошенко, он получит в своё подчинение церкви многомиллионной страны.
Конечно, приезд экзархов ещё не означает открытия экзархата как структуры. Но шаг в этом направлении, определенно, уже сделан.
Пока же богословы решают, кому всё-таки подчинена земля Киевская, ясно только одно — церковный вопрос Украины оказался не только политическим и духовным, но и обладает весьма понятными финансовыми интересами.
Ведь сегодня на Украине насчитывается более 12 тысяч приходов, более 200 монастырей и миллионы прихожан со своими пожертвованиями. Так что этот фронт обещает быть не менее жарким, чем остальные».