08.10.18. Заметка от блогеров.

08.10.2018 22:45 / Сводки от ополчения Новороссии

Русь сидящая": беспредел руководства российских тюрем не имеет границ. 150 тыс руб - VIP камера, 1 млн - досрочное освобождение. Правозащитники раскрыли шокирующие цифры тюремной коррупции. Благотворительный фонд помощи осужденным и их семьям «Русь Сидящая» выпустил сборник «Тюремная коррупция», в котором рассказывается о создании в иных колониях невыносимых условий жизни (быта и работы) заключенных - чтобы осужденные и их родственники попытались взятками исправить ситуацию, сообщает bk55-ru. В сборнике есть интересные цифры и о тагильской ИК-13.

По данным авторов сборника - бывшего сотрудника спецслужб, а ныне эксперта «Руси Сидящей» Дениса Тимохина и руководителя офиса «Руси» в Ярославле Руслана Вахапова, «дают деньги за то, чтобы не били, чтобы осужденные получили положенную им передачу или свидание, чтобы дали матрас или выписанные врачом лекарства - это что положено по закону. А еще за то, что законом запрещено: за пронос в барак наркотиков и алкоголя, вызов ночных бабочек, чтобы вор в законе смог выйти из камеры на сходку».

Пока сборник состоит их 22 глав, в каждой из которых речь идет об определенном виде тюремной коррупции.

Так, в 1-й главе говорится о том, как помещенного в СИЗО человека иногда нарочно изолируют от семьи и общества, чтобы по цене в десятки раз выше рыночной продать мобильный телефон. После этого по наводке самих продавцов незаконный аппарат могут изъять, а «зэк» получит взыскание.

Во 2-й главе авторы делятся информацией о том, что с платежеспособных осужденных - банкиров и чиновников – иногда берут до 150 тыс.руб. в месяц за распределение в камеру с хорошим ремонтом, санузлом, телевизором, холодильником и вменяемыми сокамерниками.

В 5-й главке рассказано, как тех же сидельцев «хороших» камер могут «прессовать» сотрудничающие с администрацией колоний «зэки» - чтобы те давали деньги на ремонт бараков, который впоследствии оформляется сделанным за счет бюджета.

В некоторых колониях можно купить должность, на которой заключенному проще получать поощрения и в результате перейти на облегченный режим наказания, выйти на свободу по УДО. Впрочем, иногда за освобождение по УДО берут отдельную плату – от 150 тыс. до 1 млн руб.

«Стоимость должностей в ИК-13 Нижнего Тагила: дневальный отряда – от 100 тыс. руб., санитар медчасти – от 400 тысяч до 2 млн руб.; дневальный клуба, библиотеки – от 250 тыс. руб. В ИК-1 Ярославля завхоз столовой оплачивал не стоимость должности, а нахождение на ней - 300 тысяч за 4 месяца работы. До 2,5 млн руб. стоит перевод заключенного в колонию по его выбору» - привели шокирующие цифры авторы сборника.

Они предупреждают об опасности такого перевода:

«Оплата «услуги» не дает гарантий безопасности. Передавая крупную сумму за выбор места отбывания наказания, осужденный раскрывает перед рядом сотрудников ФСИН свой материальный статус. Информация о том, что у него есть деньги, делает его до конца срока мишенью, поскольку другие сотрудники также захотят на нем заработать. Есть реальный шанс, что еще на стадии этапирования на него могут составить акт за выдуманное нарушение, и тому подобное. Кроме того, велика вероятность, что другие осужденные, узнав о его материальном положении, также начнут вымогать деньги».

Авторы сборника озвучивают минусы заказа в колонию проституток:

«За деньги работники колоний закрывают глаза на длительные посещения заключенных псевдо-женами. Сложности начинаются, когда на длительное свидание приедет настоящая жена: сотрудники ИК вносят имя проститутки в книгу посещений близких родственников осужденного. И жена увидит данные другой «подруги жизни».

Небогатым заключенным, по наблюдениям авторов сборника, может грозить «рабский труд»:

«Сотрудники иной колонии делят ставки рабочих мест осужденных: одну - на 0,1 ставки, трудоустраивая вместо одного осужденного десять. При этом зарплата «зэка» уменьшается в 10 раз. В итоге администрация колонии получает 10 работников, занятых полный трудовой день, а платят им, как одному. Особенно актуальна эта схема на промзоне, поскольку снижает себестоимость продукции, повышая рентабельность производства и увеличивая размеры незаконной выручки сотрудников ФСИН. Вот пример: на швейном производстве требуется 100 рабочих. В стоимость продукции закладывается зарплата 400 руб. в месяц на каждого рабочего. Приказом оформляются 100 человек (каждый на 0,1 ставку швеи). Каждый из них получает зарплату 40 руб. в месяц. При этом фонд оплаты труда, напрямую влияющий на себестоимость производимой продукции, составляет 4 тыс. руб., а не 40 тысяч – как было бы при оформлении рабочих на полную ставку. Снижение себестоимости (при увеличении объемов выручки) - 36 тыс. руб.».

При подготовке информации авторы сборника использовали как официальные данные Следкома РФ, так и свидетельства бывших заключенных