12.10.18. Заметка от Светланы Гомзиковой.

12.10.2018 22:45 / Сводки от ополчения Новороссии

Киев готовит «Украину» к разделке. Власти «незалежной» признались в неспособности довести до ума свой единственный ракетный крейсер. Киев не сможет достроить свой единственный ракетный крейсер «Украина», который уже более четверти века ржавеет у причала судоремонтного завода в Николаеве. Для этого нет ни подходящего вооружения, ни денег.

Такое признание в интервью одному из местных изданий сделал секретарь комитета Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, народный депутат Иван Винник.

По его словам, Вооруженные силы Украины не могут сегодня позволить себе поставить в строй и полностью использовать корабль такого класса. При том, что наличие крейсера «существенно усилило бы обороноспособность» Украины в Черном море.

Но даже если бы деньги на восстановление корабля удалось найти, вооружать его, по мнению Винника, нечем. В стране нет систем противовоздушной обороны, наблюдения, управления огнем, а также средств поражения ракет собственного производства.
Москва, он уверен, все это Киеву поставлять не будет, а европейское и американское вооружение не подойдет, поскольку крейсер был построен под советские стандарты.

Наверное, все так. Но депутат лишь констатирует очевидное, не предлагая никакого позитивного выхода.

Тем более что Минобороны Украины, по сути, «открестилось» от корабля еще в 1993 году, выведя «Украину» из состава ВМС. А в 2015-м, прекратилось финансирование технической группы, усилиями которой она все эти годы еще как-то держался на плаву. После чего содержанием недостроенного объекта занимались рабочие Николаевского судостроительного завода (где, собственно, судно и было заложено в 1984 году), входящего в состав концерна «Укроборонпром». Но осенью 2017 года предприятие обанкротилось и прекратило работу.

В том же году президент Украины Пётр Порошенко подписал указ о демилитаризации ракетного крейсера — демонтаже установленного вооружения. Дальнейшую судьбу военного корабля должно было решить правительство.

Возможно, заявление Винника, как раз и означает, что приговор «Украине» подписан. И это смертный «приговор» — т.е. «Украина», скорей всего, пойдет под нож.

— Трудно сказать, что заставило депутата Винника вновь вернуться к судьбе крейсера, — комментирует ситуацию военный эксперт, капитан 1 ранга запаса Сергей Ищенко. — Но не исключаю, что к этому его подталкивают жалобы рабочих «Завода им. 61 коммунара» — так раньше называлось это судостроительное предприятие в городе Николаеве. Людям там месяцами не выплачивали зарплату, они выходят периодически на акции протеста, митинги…

А виной их бедственного финансового положения, можно сказать, является и крейсер «Украина», который завод содержит уже многие годы за свой счет. На это уходят сотни и сотни тысяч гривен.

То есть, так бы эти деньги шли на зарплаты персоналу, а приходится тратить их на содержание корабля.

Содержали они этот корабль в надежде, что его удастся все-таки продать. Надежды тщетные оказались. Никто его не купил. И, конечно, не купит. Это абсолютно точно.

«СП»: — Но ведь проявляли в свое время интерес Россия, Китай, Индия, почему не продали?

— Последний раз Россия проявляла к этому хоть какой-то интерес в годы, когда министром обороны был еще Сердюков. Он туда ездил, смотрел этот корабль и сделал тогда предложение, которое Киев счел издевательским. Сказал: «Мы купим его у вас по цене металлолома за один миллиард рублей»

Сегодня, очевидно, что это было для Украины выгодное коммерческое предложение. Потому что, если бы мы сегодня решили его купить на металлолом, Украине сначала пришлось бы готовить корабль к буксировке к месту разделки. Это тоже требует значительных расходов. Нужно заваривать люки, горловины… Много чего пришлось бы заваривать, чтобы крейсер не затонул по пути, как многие наши корабли, которые мы в начале и середине девяностых продавали на разделку в Индию, Турцию и еще куда-то…

Для того чтобы вот так его подготовить, потребуются сотни тысяч гривен.

В общем, этот корабль, как разорял, так и продолжает потихоньку разорять украинский бюджет. Можно даже сказать, что он, в этом смысле, очень эффективный «агент Кремля». И Украина не знает, действительно, что с ним делать.

То, что спасение из-за рубежа в виде предложения купить этот корабль не последует, это, очевидно.

«СП»: — Поясните, ведь крейсер готов на 95%…

— Во-первых, он старый. Во-вторых, действительно, достроить его можно только с помощью России — те самые 5%, которые не достает.

Но дело в том, что если бы мы даже поставили — гипотетически — Украине это вооружение, то обслуживание этих комплексов в дальнейшем тоже требовало бы участия России. И покупатель зарубежный (предположим, Китай или Индия), если бы такой нашелся, он тоже вынужден был бы договариваться, прежде всего, с Россией. Потому что это оружие и оборудование выпускается только в России.

Что касается мечты Киева о том, что «Украина» вдруг восстала бы каким-то чудом из пепла и вошла бы в состав ВМСУ, то она тоже безосновательна.

«СП»: — То есть, обороноспособность «незалежной» в Черном море не усилит?

— Нет, разумеется. Для того чтобы иметь такой крейсер, нужно иметь экипаж в несколько сот человек. Нужно иметь примерно человек 50 подготовленных офицеров. Не меньше мичманов. Нужно иметь кучу контрактников, умеющих работать на вооружении и корабельном оборудовании, которое выпускается, повторяю, только в России. И больше нигде.

Для Украины таких специалистов никто готовить, конечно, не будет. А они просто не в состоянии это обслуживать. И здесь даже Старик Хоттабыч своей волшебной бородой не поможет.

Поэтому, в сущности, это тупик. Использовать крейсер нельзя, затопить его у причала как бы расточительно. Ну и что с ним делать, тоже неизвестно. Именно потому, что последнее превалирует, он почти 26 лет стоит у причала и разоряет украинский бюджет.

Видимо, и в ближайшее время будет разорять, несмотря на стоны Винника.

«СП»: — Если только сам не затонет…

— Теоретически он может затонуть у причала. Если они перестанут его совершенно обслуживать, допустим, то, можно предположить, что у него могут быть какие-то течи. Крейсер, как и любой корабль, нуждается в постоянном осмотре. И даже когда корабли ставятся на консервацию, то все равно существует дивизионная консервация, где есть командир дивизиона и небольшой личный состав, который каждый день совершает осмотр корабля сверху донизу, смотрит, нет ли течей.

С «Украиной», я уверен, они делают точно так же. Иначе бы она уже пошла на дно.

Главной ударной силой базы ВМСУ в Мариуполе станут боевые пловцы

«СП»: — А кто виноват, что корабль, почти полностью достроенный, так и не встал в строй?

— Когда Советский Союз разваливали, то никто ничего не достраивал. Россия тоже практически ничего не достраивала из того, что оставила на своих верфях. Тем более она не стала бы достраивать то, что осталось на украинских верфях.

У нас на свои корабли не хватало средств. Мы с огромным трудом достраивали, например, большой противолодочный корабль «Адмирал Чабаненко». Усилиями Кокошина, главным образом, который был тогда секретарем Совбеза, достроили атомный ракетный крейсер «Петр Великий».

И на это ушли годы. Зачем бы мы достраивали крейсер, который Киев объявил своим?

«СП»: — Разве у нас не было желанию купить крейсер до того, как он превратился фактически в кучу ржавого железа?

— От нас были предложения в разные годы — еще до Сердюкова, — но Украина заламывала огромную цену каждый раз. Последнее предложение было уже от Сердюкова, купить по цене металлолома.

В принципе, этот крейсер мог бы нам пригодиться. С него можно было бы снимать какие-то системы для ремонта тех трех ракетных крейсеров, которые остаются в составе ВМФ России — «Варяга», «Маршала Устинова» и «Москвы».

Его, как говорится, «систершип» — т.е. корабль однотипный — «Москва», флагман Черноморского флота, в Севастополе стоит абсолютно обездвиженный. И уже, по-моему, в течение двух лет вообще не выходит в море. Его постоянно гоняли на боевую службу в Средиземное море, когда у нас не было, кому этот самый крейсер в Средиземном море менять, и загнали. Ну, просто, как лошадь загоняют.

Он стоит сейчас совершенно обездвиженный, и что с ним делать, непонятно. Где его ремонтировать, непонятно.

И если бы в нашем распоряжении появился крейсер «Украина», то, я не исключаю, что какие-то агрегаты с него (в первую очередь те, которые касаются систем, обеспечивающих движения), возможно, пригодились бы на «Москве», поскольку моторесурс у них нулевой.

Быть может, «Москва» тогда быстрее вошла в строй.

Но, опять-таки, по политическим соображениям сегодня подобная сделка просто невозможна. Это фантастические допущения.

«СП»: — Но пускать «Украину» под нож тоже как-то непатриотично.

— На самом деле, крейсер давно не носит это название. Они сами поняли, что в пропагандистском смысле очень сильно подставляются, когда называют корабль столь печальной судьбы «Украиной». Опомнились несколько лет назад, и теперь крейсер официально именуется «1164» — по индексу советского проекта «Атлант», детищем которого и является.

Из досье «СП»

«Украина» — это единственный ракетный крейсер (четвертый корабль советского проекта 1164 «Атлант»), который достался украинской стороне после раздела Черноморского флота. Первоначальное название — «Адмирал флота Советского Союза Лобов». Строительство началось в 1984 году в Николаеве. Спущен на воду в 1990-м в состоянии 75-процентной готовности, а в 1993-м перешел в собственность Украины. Тогда же ему было присвоено одноименное название. Однако в 2010-м Верховная Рада посчитала, что раз Минобороны ставить недостроенный крейсер на вооружение все равно не собирается, то называть его «Украина» нецелесообразно.

Корабль остаётся на приколе у пирса Николаевского судостроительного завода, и в местных СМИ его называют призраком.