В ДНР в основном на линии фронта стрелковое и кк пулеметы. Так же периодически слышно работ снайперов НАТО(стреляют безцельно) / Горловка по северу в 21 час АГС и кк пулеметы. / В ЛНР район Калиново периодически шумит минометами. В основном стрелковое и кк пулеметы © GOVES / 

+фото, +видео | 13.07.18. Материал от ресурса «Очищение».

13.07.2018 18:35 / Сводки от ополчения Новороссии

Террористический обстрел автобуса с шахтерами военными преступниками Украины под Червонопартизанском (ЛНР), 10 июля 2014 года.
Обстрел города Червонопартизанск начался сразу же после первого так называемого перемирия 2 июля, при котором погиб первый мирный житель города. Спустя восемь дней произошел массированный обстрел города. 10 июля 2014 года возле воздухоподающего ствола шахты "Красный партизан" объединения "Свердловантрацит" автобус с шахтерами попал под артиллерийский удар украинской армии. Четыре человека погибли на месте, 2 женщины и 2 мужчин, более 10 получили ранения.

Рассказ свидетеля Ирины Бондаренко, машиниста подъема шахты "Червонопартизанская", которая выжила после расстрела украинскими военными преступниками автобуса со сменой шахтеров:

"Сначала к нам вошли ВСУ. Они пришли степями, мы их не видели, и встали у нас на Панченково (пригородное село города Червонопартизанск, Свердловского района ЛНР) на кургане, что на поле недалеко от кладбища. Ходили сопливые, с автоматами в руках по селу, водку пили, разгульный образ вели.

Мы в это время работали на подающем стволе шахты "Червонопартизанская" (шахта "Красный партизан", угледобывающее предприятие в составе "Свердловантрацит" – примечание ЛИЦ), который также находится в селе Панченково, только немного левее. Я и сейчас там работаю машинистом подъёма.

Пока мы ездили на работу, было всё нормально. Приходили военнослужащие из ВСУ, узнавали график работы нашего автобуса. Говорили, мол, в эти моменты мы стрелять не будем, мы войны не хотим, и это не наша война. А именно в тот день, 10 июля, в полшестого вечера, когда мы ехали в ночную третью смену, то в 12 часов дня произошла у них ротация. Как они потом сказали, ВСУшников поменяли на нацгвардию.

Я стояла около водителя и видела на перекрёстке БМП, недалеко стоял танк. Первый выстрел никто не понял из чего был произведён, мне показалось, что из пушки БМП, одиночный был выстрел. Водитель, его звали Сергей Иванович (Кузьменко), говорит, мол, что делать?! Мы ему: "Тормози, давай назад!". Он остановился, включил заднюю скорость, решил вывернуть назад и развернуться. Но тут прозвучал второй выстрел, и водитель погиб его, видимо, убило осколками.

А следом такое гахнуло, по ощущениям, из танка. Как оно пролетело, не знаю, я упала на колени, это меня спасло, но спина всё равно была в осколках. А Олегу Попову большим осколком срезало полголовы. Сразу запах гари в автобусе. Меня оглушило на правую сторону, ничего не слышала. Ну, тут паника началась, не могли никак открыть двери. Я со всей силы левой ногой ударила по ним и двери открылись. Люди начали выскакивать впереди меня, а автобус продолжал ехать задом. Тут и я выпрыгнула на асфальт, оглянулась на переднюю дверь, а из неё наполовину вывалилась Наташа Чумакова, погибшая, и полилась кровь. За водителем ещё погибла женщина – Сафронова, всего четыре человека сразу насмерть.

А автобус зацепился за ложбинку и так проработал (заведенным двигателем) всю ночь. Оборачиваемся, а из Панченково едут два БМП и танк. Парень говорит, мол, едут нас добивать. А я говорю, если бы хотели, бахнули бы оттуда. Мы потихоньку начали спускаться в кювет, у меня были сильно разбиты колени, но в состоянии шока боли тогда не чувствовалось.

На следующий день пришли пьяные вояки к нашим дежурившим слесарям и говорят: "Ну как мы покромсали ваш автобус?!", - а они им в ответ, мол, что же вы наделали, погибли мирные люди, не виновные ни в чём. Те отвечают: "Ничего, похороните. Мы думали, что это идёт подмога бандитам".

Мать Олега Попова по степи прибежала к автобусу и всю ночь просидела, прокричала с ним. Ей говорили: "Не иди, вдруг начнут стрелять", - а она говорит: "Мне уже терять нечего".

Вообще для армии преступного бандеровского режима это нормальная практика расстрел мирных граждан в тот момент когда они едут на работу, или возвращаются домой, когда идет похоронная процессия и т.д. До сих пор эта практика террора с успехом применяется по сей день. Недавний пример, обстрел персонала Донецкой фильтровальной станции в апреле, при котором были ранены работники ехавшие в автобусе и чудом никто серьезно не пострадал. За четыре года ничего не изменилось.

На фото 4 в нижнем ряду фотографии погибших рабочих:

- Кузьменко Сергей
- Сафонова Надежда
- Чумакова Наталья
- Олег Попов.

Светлая память...

Всего в городе Червонопартизанск погибло 14 человек за время боевых действий, 24 человека получили ранения.

На видео Ирина Бондаренко рассказывает о том страшном дне.
видео